Рейтинг@Mail.ru
MixTo.ru

Глава 9. [1962] Первые корпуса, первые жители

Строительство в первом микрорайоне и в северной промышленной зоне развивалось стремительно. При этом перенимался опыт архитектурно-планировочных решений и передовых методов сооружения зданий на стройках Москвы, в основном, в Черемушках. Вот что вспоминает об этом диспетчер строительства Елена Семенко:

«Чудный месяц май… На втором этаже школы швейников уже светятся окна. В кабинете начальника МУ-3, ДСК-1 (МУ — монтажное управление, ДСК — домостроительный комбинат — И.Б.) Геннадия Бычкова затянулась оперативка… Стройплощадки завалены несвоевременно привезенными панелями. Их на площадях вообще не должно быть — они сразу с панелевозов кранами должны подаваться на возводимый дом. Это монтаж домов с колес, а не стройка. Работа идет все 24 часа, и каждая операция рассчитана по „почасовому графику“. Дом возводится за 2-3 недели и передается отделочникам…

29 мая 1962 года я была назначена главным диспетчером стройки… Мы всю работу перестроили. У нас была оборудована контора на колесах — штаб с рацией. Можно было связаться с комбинатом железобетонных изделий, автокомбинатами. Мы постоянно меняли дислокацию, но стояли непременно на въезде в город. Помню своих сменных диспетчеров — девочек-десятиклассниц, умниц моих. Самой взрослой была Валя Старшинова из Алабушева. Работали 24 часа без перерывов и выходных. А суть работы сводилась к точному отслеживанию графиков и твердой решимости отправлять обратно груженные не по графику панелевозы. Пусть убытки несут виновники — комбинаты. А у самих сердце болело: отправлять махину обратно в такую даль! Но надо. Представляете, как это было встречено. Трехэтажный мат, угроза раздавить под колесами панелевоза — ведь кругом пустырь. А потом стали уважать. Шоферы панелевозов колеса мыли, подъезжая к настилу нашей диспетчерской. Мы их встречали чашкой крепкого горячего чая.

К Дню строителя, в августе того же 1962 г., я как „орден“ получила ордер на двухкомнатную квартиру в 134-м корпусе. Сколько же у людей было радости при переезде в свои квартиры из коммуналок и подвалов! А первая заведующая в первом детском саду — просто душа-человек!».

Первый детский сад № 1789, сейчас № 1227, в нашем городе был открыт 30 декабря 1962 года. Родители помогали, как могли, таскали на своих плечах мебель и т.д. Первое время детские группы были переполнены — до 35-38 человек. Заведующей первого детского сада была назначена Ирина Николаевна Сорокина.

Первым был заселен корпус 130: рабочие СУ-7, не дождавшись официальных сроков заселения, погрузили свое имущество и заехали под Новый, 1962-й год. Ордера на квартиры они оформили позже. А в корпусах 118 и 122 новоселье справили в конце января 1962 г.

В 1962 году была открыта школа № 842 — первая средняя школа в нашем городе. Первым директором этой школы стал Юрий Михайлович Воробьев, педагог со стажем, орденоносец (скончался 9 апреля 1980 г.).

Вспоминает З. Димчевская — первый завуч школы, знавшая Ю. М. Воробьева еще по 702-й московской школе:

«1 сентября 1962 г. выдалось дождливым, вокруг — одна грязь. Я пришла в школу с раскладушкой, поскольку ночевать пока было негде. В этот же день мы с Юрием Михайловичем прошлись по всем классам, чтобы побеседовать с ребятами о сохранности „нашего дворца“, как мы тогда называли школу (школа была построена по последнему слову архитектурно-планировочного искусства — И.Б.). И в конце учебного года мы не обнаружили ни единой царапины!

Первый учебный год был для 842-й школы непростым. Первые классы переполнены. Школа работала в две смены, а вечером здесь занималась вечерняя школа рабочей молодежи».

Из воспоминаний Зинаиды Дмитриевны Васиной, одной из первых, в 1958 г., начавшей строить наш город:

«С магазинами было неважно: там, где сейчас плодоовощной комбинат, стоял маленький кирпичный магазинчик, овощной. И хлебушек привозили — фургончик возле „Березки“ стоял, бывали и очереди. Потом уже построили корпуса 118, 119 и там булочную открыли (и промтоварный магазин). А еще нам давали участки под картошку — там, где сейчас четвертый микрорайон, а раньше учебный аэродром был… Заселили 145-й корпус. Поначалу — ни воды горячей, ни света. Носили с раздевалки строителей домой кипяток — там титан стоял — и чай делали. Но как-то мы тогда этих трудностей не замечали, да и общежитие в Москве поднадоело…»

Планировщикам удалось при строительстве города сохранить почти все лесные массивы; в этом помогло, кроме высокого искусства авторов проекта, наличие аэродромного поля на территории застройки. Лишь малую часть лесного массива пришлось вырубить у въезда в северную зону.

Зато по плану, составленному в архитектурно-проектной мастерской № 14 Игоря Рожина, на территории 1-го микрорайона (тогда он занимал 27 гектаров) было высажено: деревьев — 192, кустарников — 1473 штуки.

В посадочном чертеже зелени, подписанном 4 июня 1960 г., указано не только общее количество деревьев и кустарников, но и их распределение по видам: «Вяз обыкновенный в возрасте 12-18 лет, с комом 0.8×0.8×0.5 — 5 штук, тополь берлинский в возрасте 8-10 лет, без кома — 33 штуки, кизильник блестящий в возрасте 2-3 лет — 180 штук…» и т.д.

Весной 1962 г. были построены школы металлистов и швейников в районе «Березки», а также школа-интернат в первом микрорайоне для раздельного обучения мальчиков и девочек.

Всего в 1962 году было выстроено более 30 корпусов. На территории второго микрорайона прокладывались коммуникации, рылись котлованы, забивались сваи.

Ни одного швейника или металлиста город так никогда и не увидел. После постановления 8 августа 1962 года все спецшколы были распределены между управлениями и подразделениями новой — микроэлектронной промышленности.

Архитекторам пришлось срочно, осенью 1962 года, составлять новый Генеральный план города.