Рейтинг@Mail.ru
MixTo.ru

Глава 7. [1961] Параллельные линии

17 марта 1961 года постановлением Совета Министров СССР на базе ряда НИИ, КБ и заводов оборонной промышленности был создан Государственный комитет по электронной технике (ГКЭТ).

Он выделился из Госкомитета по радиоэлектронике (ГКРЭ) и знаменовал собой организационное оформление новой отрасли — микроэлектроники. Возглавлял ГКЭТ в ранге министра Александр Иванович Шокин, бывший до этого первым заместителем министра радиотехнической промышленности СССР (с 9 августа 1955 г.) и первым заместителем председателя ГКРЭ (с 1958 г.).

Замысел А. И. Шокина был грандиозным: предполагалось создать сквозной цикл разработки изделий микроэлектроники, начиная с теоретических основ физико-химических процессов и кончая выпуском интегральных схем и микроприборов на их основе. При этом, конечно, приоритет отдавался оборонной тематике. Словом, некоторое подобие Кремниевой долины в США. Начался поиск территории, где мог бы расположиться такой научно-технический и промышленный центр. Одним из перспективных вариантов был строящийся город у станции Крюково. Главное осложнение было в том, что строительство вели московские организации: уже были вложены немалые средства, и Мосгорисполком не хотел отдавать плоды своих строительных усилий. Вопрос можно было решить только на высшем уровне.

О сложных отношениях между Моссоветом и электронщиками лучше всего написал в своих воспоминаниях первый директор НИИ микроприборов И. Букреев («Зеленоград сегодня», № 16 (73) от 24 апреля 1997 г.)

«…Как-то зимой осматривал я окрестности и вижу: стоят два здания — с разбитыми стеклами, отопление не работает. Стал выяснять, чьи они? Оказалось, это две школы, типа ПТУ. Два капитальных здания по 3,5 тыс. кв. м — это же находка! Я — к министру, он тоже приехал посмотреть их на месте. Сражу же было составлено постановление СМ СССР о передаче этих зданий нам через голову Москвы.

С Москвой мы тогда на всех уровнях конфликтовали — там были против создания центра микроэлектроники, и в Моссовете мы долго встречали сплошные отказы. Уже потом, когда в Зеленограде появился райком, горсовет — они стали между нами буфером».

При создании Государственного комитета по электронной технике (ГКЭТ) в его структуру было включено также Специализированное конструкторское бюро-2 (СКБ-2, КБ-2, п/я № 155) в Ленинграде. Его возглавляли два американца-эмигранта: Филипп Георгиевич Старос (руководитель) и Джозеф (Иосиф) Вениаминович Берг (главный инженер). В 1940-х годах они были завербованы в США советской разведкой и передавали в СССР секретные сведения о разработке американцами ядерного оружия.

После разоблачения они сумели избежать ареста и вскоре объявились в СССР. Оба инженеры-электронщики, с деловой хваткой — они пользовались полным доверием Никиты Хрущева: тот, как и Сталин, мечтал соединить русский широкий размах с американской деловитостью…

В подтверждение можно сказать, что Старос и Берг были приняты в члены коммунистической партии на Пленуме ЦК КПСС вместе с нашим космонавтом Германом Титовым… И наверняка они были награждены высокими орденами за свою разведывательную деятельность.

Старос и Берг, конечно, использовали возможность прямого доступа к Хрущеву… По служебной линии они этого сделать не могли, так как подчинялись А. И. Шокину, но были другие каналы. Например, на всесоюзном совещании разработчиков электронной аппаратуры спецназначения в Ленинграде было принято обращение к ЦК КПСС и правительству (т.е. к Н.С.Хрущеву) с предложением создать Научный центр микроэлектроники. Естественно, обращение подготовили Филипп Старос и Иосиф Берг.

Шокину не нравилось независимое положение руководителей ленинградского КБ-2, но он смог использовать их в общих интересах.